Исторический фарфор ручной работы

«Казалось бы откуда эта тяга могла взяться?.. Но та страсть к прекрасному, чистой красоте была выше меня и всё время куда-то звала.»
В. Аксёнов.

+7 (495) 983–59–40
+7 (985) 460–47–97

0
товаров в вашей корзине
Итого:   0.00 руб детали
Ваша корзина пока пуста.
Надеемся, Вам все-таки что-то понравится!

Посетите магазин

В поддержку старинных фарфоровых производств России

Русский репортер. N41, 2012. Обложка

Русский репортер. N41, 2012. Обложка

«Уязвление национальной гордости великоросса начинается каждый день с завтрака. “Прощай, русский фарфор”, — ехидно шепчет фарфор китайский. Но русский фарфор не хочет умирать.»

Экономический кризис ударил, конечно, по самым слабым. На протяжении уже долгих докризисных лет фарфоровые мануфактуры Европы и России, пытающиеся изо всех сил сохранить традиции, качество, искусство и духовность, еле-еле сводили концы с концами. Во время кризиса стало понятно, что беспечное общество может потерять европейский фарфор, и, что самое страшное, скорее всего, навсегда. Мануфактуры Чехии скупили представители вьетнамского бизнеса, английский Веджвуд также поменял владельца, держатся изо всех сил наш ИФЗ и берлинская KPM, значительно сократив свои коллекции.
Полки посудных магазинов в Европе и России, где раньше стоял качественный европейский фарфор, заметно опустели. И как насмешка над трудолюбием и культурой, прекрасно себя чувствуют на рынке дешёвый китайский фарфор и фабрики керамических и фаянсовых изделий, для которых фарфор – попутное производство к сантехнике и плитке. Они-то под своим валом и погребли в начале 90-х качественный фарфор, а в годы кризиса совсем добили некоторые исторические фаянсовые и фарфоровые предприятия.
Об одном из них и пойдёт речь.
Журнал «Русский репортёр» в октябре 2012 года поместил статью «Надежды маленький заводик», автор Ольга Андреева. Знаменитый бренд России, Конаковский завод, выпускавший до революции «кузнецовский фарфор», а после революции замечательный фаянс, с апреля 2010 года находится в окончательной разрухе. Производство погибло, и лишь небольшая кучка энтузиастов в количестве 10-ти человек, посвятивших себя своему родному предприятию, в руинах продолжает вдыхать жизнь в бывшую гордость России. Конечно, сейчас никакого поточного производства, лишь штучные вещи, но среди холода и разрушенных корпусов завода, в двух комнатках они пытаются сохранить «хотя бы технологию, исключительно ручной навык, передающийся от мастера к подмастерью».
Старинный город Конаково на берегу реки Волга, Тверская область, 37-тысячное население, бывшее градообразующее предприятие — Конаковский фарфорово-фаянсовый завод, художники которого в 70-годах XX века получали Гран-при во Франции и Италии.
«Громадные многоэтажные корпуса, старая промышленная архитектура начала прошлого века, колонны, готические башенки на крышах – от всего остались только рваные выщербленные стены. Двадцать шесть га величественных руин. Высокие стрельчатые окна зияют чернотами выщербленных стёкол, железные двери болтаются на сорванных петлях, горы битого кирпича, сосулечные сталактиты. Динозавры в момент гибели. Так выглядит то, что осталось от знаменитого на весь мир бренда «кузнецовский фарфор».
С 1870-го года на фарфоре из Конакова стали ставить кузнецовское клеймо.
Вообще-то кузнецовский фарфор – это легенда. Что-то вроде русского балета. За любую миску со знаменитым клеймом антиквары готовы отвалить серьёзные деньги. И легенде, и клейму уже более 200 лет. Собственно говоря, именно эти миски превратили Россию кустарную в Россию капиталистическую. Паровые машины, автоматизация, конвейерные линии, а ещё анализ рынка, искусственные банкротства конкурентов – всё это Кузнецовы освоили едва ли не первыми. К концу XIX века семья контролировала две трети фарфорового бизнеса Российской империи и имела семимиллионный ежегодный оборот.
В 1918 году Конаковский завод, как и все прочие детища Кузнецова, был национализирован. Клеймо Кузнецова ушло к антикварам, зато появилось клеймо «ЗИК» — завод им. Калинина.
Что такое советский Конаковский фаянс, знают все жители нашей страны старше сорока.
Помните беленькие тарелочки с голубой каёмочкой, на которых прописью было выведено ностальгическое слово «Общепит»? Делали их здесь.

Советский фаянс

Советский фаянс

Фаянсовые пионеры и разбитый завод

Фаянсовые пионеры и разбитый завод

Вообще-то фаянс относится к фарфору как бедный родственник к богатому. И то и другое – вариации одной и той же смеси глины каолин, кварцевого песка и полевого шпата. Но в фаянсе песка больше. Он потолще и погрубее. В Конакове производили всё. Делали фаянсовые ванны, унитазы и изящнейшие фарфоровые вещицы с позолотой и яркими агашками – красным жирным рисунком, наносившимся просто пальцем.
В 1929 году фарфоровые цеха в Конакове закрыли: нечего простому советскому человеку баловаться буржуйским фарфором, и на фаянсе поест. Этот-то фаянс и стал для СССР ещё одним русским балетом, московским метро, Пушкиным и Юрием Гагариным. Кроме трогательных голубых каёмочек общепита делали здесь роскошные блюда с глазощипательными зелёно-жёлтыми цветами, пышнохвостых петухов, пионеров, застывших в вечном салюте, читающих школьниц и девочек, играющих в прятки. Были и настенные часы в цветастых тарелках, и многофигурные композиции с дедом Мазаем и зайцами… Простой русский народ петухов этих искренне обожал.»
Но это тогда…, а сейчас… в двух маленьких комнатках среди разбитых зданий завода работают люди, которые не могут бросить всё это, всё, что любила Россия многие десятилетия. Там «…потрескивают дрова, приятно пахнет мокрым гипсом. …Древнее ремесло, ручное, тёплое, медленное, больше похожее на медитацию, чем на бизнес. Доходность, бизнес-планы, рынки сбыта – для этих людей всё это пустой звук. Все они заворожены вот этим цветом и этой формой. И время здесь какое-то не советское и не капиталистическое – фаянсовое. Хрупко всё. Государство, как грубая посудомойка, швыряет их в новые времена, а нет, не получается. Кусочек откололся, и нету больше ни завода, ни хрупкой фаянсовой тарелочки.»
Приведённые выше выдержки из статьи в «Репортёре», как и вся статья, проникнуты глубокой тревогой за судьбу легендарного русского фарфора и фаянса. И если за судьбу фарфора Германии, Франции, Чехии, Англии можно почти не беспокоиться, — у них, как всегда, здравый смысл и забота о наследии возьмут верх над грубыми законами капитализма, то у нас, в нашей стране, где эти законы принимают форму, напоминающую геноцид, нет надежды?

Как спасти ремесло в России?

Как спасти ремесло в России?

 

 

 

А, может, как в XIX-ом, возвести поддержку старинных фарфоровых производств России в ранг национальной идеи? Может, начать с малого, победить, и гордиться всем миром? Давайте обсудим это на форуме!