Исторический фарфор ручной работы

«Казалось бы откуда эта тяга могла взяться?.. Но та страсть к прекрасному, чистой красоте была выше меня и всё время куда-то звала.»
В. Аксёнов.

+7 (495) 983–59–40
+7 (985) 460–47–97

0
товаров в вашей корзине
Итого:   0.00 руб детали
Ваша корзина пока пуста.
Надеемся, Вам все-таки что-то понравится!

Посетите магазин

История одного фарфорового горшка для 20-ти соцветий — почти сказочная история фарфора из жизни королевских династий

Цветочный горшок. Фарфор, KPM Berlin, 1765-1770

Цветочный горшок. Фарфор, KPM Berlin, 1765-1770

Когда Мария Жозефа Саксонская в 1747 году вышла замуж за кронпринца Франции Людовика Фердинанда, она захотела продемонстрировать своим родителям великолепие новых владений и послала им букет цветов на французский манер из особенного французского фарфора. Этот букет состоял из 470-ти (!!!) фарфоровых цветков, лепестки которых светились нежными разноцветными красками. Эти цветы не увяли: светились тогда и светятся сегодня, не старея. Когда на мануфактуре в Мейсене попытались воспроизвести это восхитительное произведение искусства, то местное сырьё для фарфора не позволило достичь такой тонкости и изящества, как позволяла пластическая масса из Винсенна.

Букет из Франции попал в музей Дрездена, а мануфактура в Мейсене продолжала и впредь украшать белоснежными цветами из фарфора на собственный лад стенки дорогих сосудов, предметы сервизов и вазы. Фарфоровые цветы в горшках стали программными изделиями Мейсена. Когда Фридрих Великий в 1763 году приобрёл фарфоровую мануфактуру в Берлине и дал ей имя Королевской (KPM Berlin – nigliche Porzellan-Manufaktur Berlin), её мастера не только достигли успехов Мейсена и других мануфактур, но и превзошли их. Пластические цветы во французском великолепии, а также мейсеновская красота остались лишь прототипами. Здесь мы хотели бы привести в пример один маленький горшочек с цветком, как образец тех милых стараний, которые предпринимала Королевская фарфоровая мануфактура в Берлине в создании фарфоровых цветов, и как доказательство того, что даже такая маленькая вещь может потрясать воображение. Это — маленькая вещица для стола, для десертного сервиза. Это не ваза, а всего лишь цветочный горшок из фарфора с одним придуманным фантазийным растением со множеством соцветий. Скорее всего, он был создан до 1770 года. Именно до этого времени вазы, попурри, чаши и горшки рассматривались не как функциональные вещи, а лишь как часть внутреннего убранства, только, как украшение интерьера, и часто производились, как дополнение к камину или комоду. Такие украшения для одного интерьера были различными по размеру и форме, но подходили друг к другу по декоративным элементам. Цветочные вазы для срезанных цветов стали лишь позднее частью сервировки стола.

Итак, маленький, всего 12-ти сантиметров высоты, восьмиугольный горшочек для цветов на ножке, с двух противоположных сторон с коричневой головой льва с золотым кольцом в пасти, на других сторонах — с гирляндами цветов в золоте и цвете красного железа, напоминающими восточно-азиатский декор. Золотая полоса по ножке и по краю. Над верхним краем нависают толстые мясистые листья, которые своей зеленью с коричневатыми пятнами выглядят очень естественно, как будто они уже давно растут в этом горшке.

Теперь о цветках. Они собраны в кучку – маленькие, разных форм, от прекрасной завивающейся до анемоновидной формы с белыми, светло-жёлтыми и розоватыми лепестками, с позолоченными краями, некоторые словно запылённые. На вершине крохотной пирамиды — распустившийся цветок в форме розы. Это изделие – нерукотворный роскошный букет, а всего лишь маленький горшочек с цветком, который, может быть, с другими вещицами украшал стол для десерта и был, как повод для обсуждений и лёгкой болтовни знатных гостей о столь прекрасном хрупком украшении. Вещица, которая могла порадовать, пустяк, который могли похвалить, особо не задерживая на нём внимание. И всё же: великолепие французского букета недостижимо, цветы Мейсена в своей красоте спорят с природой, но работа KPM Berlin заключила в себе весь мир цветочных форм, словно по чьей-то воле, собранных на маленьком фарфоровом ложе.